Главная

 

 

О нас

 

Услуги

Документы

Контакты

 

ЭКСПЕРТИЗА И ЕЕ ЗАКАЗЧИК: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

Фрэнсис Бэкон в своей «Естественной истории» ссылается на общераспространенную веру, что смазывание оружия, причинившего рану, излечивает саму рану. В июне 1902 года, как сообщала местная английская газета, женщина из Норвика случайно напоролась пяткой на железный гвоздь. Не дав исследовать раны, и, даже не снявши чулка, она велела дочери хорошо смазать гвоздь маслом в ожидании, что тогда с ней ничего плохого не случится. Несколько дней спустя она умерла от столбняка. Думаете, предания старины глубокой? Расскажем историю, произошедшую летом этого, 2006 года.

Объектом экспертизы было незавершенное строительством предприятие по выпуску строительных материалов. На этапе освоения подрядчиком пятого десятка миллионов рублей, у инвестора появились сомнения в обоснованности отчетов об освоении выделенных средств. Была назначена экспертиза. Сразу скажем: она подтвердила опасения финансистов, процентный уровень завышения стоимости выполненных работ находился на отметке двухсот процентов.

Несколько слов о методике примененной в этой экспертизе. Начать нужно с текста договора заключенного между заказчиком и подрядчиком: ценообразование на этой стройке должно было осуществляться на основе статистических данных публикуемых соответствующим территориальными подразделениями Росстроя РФ. Объект строительства расположен в Тамбове. Следовательно – это данные Областного государственного учреждения «Тамбовский центр по ценообразованию в строительстве» и, в данном случае, применимы «Территориальные элементные сметные нормы и единичные расценки на строительные работы по Тамбовской области» в официальном издании Администрации Тамбовской области.

За последние 10-15 лет было сломано множество копий вокруг так называемых «среднерыночных цен». Не углубляясь в тему, назовем, что индикатором «как это получилось у других» являются объекты-аналоги и данные регистрации текущих цен на материалы, изделия и конструкции, а также показатели оплаты труда, других затрат и прибыли на один человеко-день затрат труда работников, занятых на строительно-монтажных работах в базовых подрядных организациях данного региона. Объект-аналог, вещь эфемерная – любой маломальский умелец от строительства, в девяти случаях из десяти, за пять минут, обоснует почему, в его случае, пример аналога некорректен и почему, считать стоимость надо ресурсным методом, при этом, с его слов, построить по региональным ценам невозможно: они слишком малы. Прав он или нет – вопрос, сейчас, не в этом.

Вернемся к экспертизе. Экспертами был проведен сравнительный анализ единичных расценок основных видов работ выполненных подрядчиком на объекте: Для проверки среднего уровня цен, применяемых при строительстве зданий и сооружений в Тамбовской области, были проанализированы Территориальные сметные нормы и единичные расценки на строительные работы в Тамбовской области (ТЭСНиЕР), разработанные ОАО ПИ "Тамбовгражданпроект". Также эксперты проанализировали информационные сборники ОГУ "Тамбовский центр по ценообразованию в строительстве": Индексы, указанные в сборниках, представляют собой соотношение текущих (прогнозных) цен к базисным стоимостным показателям на сопоставимые по номенклатуре и структуре ресурсы. Они учитывают нормальные условия производства работ, средние по области цены на материалы, средние цены на эксплуатацию строительных машин. Ввиду того, что номенклатура работ, производимых на объекте по одному и тому же виду производства достаточно многообразна, экспертами были рассмотрены минимальные и максимальные расценки.

По результатам анализа эксперты пришли к выводу, что фактическая стоимость работ, достигнутая подрядчиком выше, чем допускал, при применении ресурсного метода, договор. Средняя рыночная стоимость работ также ниже, чем расценки подрядчика. Экспертам удалось найти объект-аналог и обоснованно показать, что достигнутая стоимость строительства завода на сегодняшний момент значительно превышает стоимость строительства аналогичного предприятия в России. Отчет экспертов был надлежаще оформлен и передан заказчику.

____________________________

Небезынтересно изучить переписку между службами дирекции строящегося предприятия и экспертной организацией исполнившей экспертизу.

Заказчик – эксперту: «…работа экспертов не может считаться полностью законченной, так как ими не представлены источники получения так называемых среднерыночных цен для проведения нашего (заказчика – С. С.) внутреннего анализа. Заказчик настаивает на передаче указанной информации, так как считает, что представленные в экспертном заключении данные о завышении расценок, не соответствуют действительности. В свою очередь, Заказчик имеет возможность предоставить расчеты, сделанные ресурсным методом, по которым легко определить расчетные параметры расценок на отдельные виды работ…».

Эксперт – заказчику: «…полученное Вами экспертное заключение содержит несколько задач, поставленных перед экспертной организацией. Первая из них звучит так: «Сопоставление фактической стоимости, сроков выполнения работ и иных экономических показателей проекта с запланированными, с учетом качества выполненных работ. Установление причин возникновения отклонений (в случае их наличия), прогноз величин возможных отклонений при будущем выполнении работ по проекту, с разбивкой по организациям-исполнителям проекта». Таким образом, эксперты начали свою работу с расчетов ресурсным методом. Ваше предложение предоставить расчеты, сделанные ресурсным методом, разочаровывает, поскольку говорит о том, что, службами заказчика, выданное экспертное заключение вообще не рассматривалось по существу, либо это рассмотрение осуществлялось формально, с мотивацией отличной от учета интересов заказчика строительства: Дело в том, что, говоря о цене того или иного строительства, необходимо сначала рассмотреть размер денежных средств отнесенных дирекцией строящегося предприятия на себестоимость данного строительства, а затем, определить достоверность фактической стоимости выполненных работ, с учетом их фактического объема и качества, правильности примененных расценок и расчетов фактической стоимости. Именно это и было выполнено в ходе экспертных работ...».

Заказчик – эксперту: «…подрядная организация заключила договор, не имея конечного объема и состава работ, которые необходимо выполнить на объекте, поскольку строительство осуществлялось «с листа». Это привело к появлению большого количества дополнительных актов, предъявленных подрядчиком к оплате…».

Эксперт – заказчику: «…обратите внимание, что в договоре не цена, а метод исчисления стоимости. Договор требует цену сначала определить, затем утвердить между заказчиком и подрядчиком, и только после этого можно говорить, что цена зафиксирована. И все это – на данных регионального центра. Увеличение объема работ должно было сопровождаться соразмерным объемом дополнительного финансирования, а, в данном случае, экспертизой зафиксированы многочисленные случаи перерасхода денежных средств, например: подрядчиком была предложена, а заказчиком принята и оплачена работа по устройству поддона емкости для хранения сырья (24.600 м2 – С. С.) с применением расценки Е06-01-062-5, которая применяется для сооружений отстойников, резервуаров при днищах бункерного типа, с расходом арматуры 16,6тн на 100м3. Фактически, выполненный подрядчиком поддон не соответствует данной расценке ни по конструкции, ни по расходу арматуры (ее было использовано в два раза меньше – С. С.). Применение расценки Е06-01-062-5 ведёт к увеличению как трудрозатрат в 3,69 раза, так и остальных ресурсов. В данном случае необходимо было применять расценку Е06-01-062-4. По этой позиции, объем неосновательного обогащения подрядчика составил свыше 25.000.000 рублей.… Так же заказчиком оплачены как «выполненные с надлежащим качеством» работы, при обследовании которых, экспертами были обнаружены 26 дефектов, из которых 21 критический и 5 значительных. Оплата произошла, несмотря на то, что службам заказчика было известно, что критический дефект – это дефект, при наличии которого здание, сооружение, его часть или конструктивный элемент функционально непригодны, дальнейшее ведение работ по условиям прочности и устойчивости небезопасно либо может повлечь снижение указанных характеристик в процессе эксплуатации. Критический дефект подлежит безусловному устранению до начала последующих работ или с приостановкой начатых работ. Схожая ситуация и со значительными дефектами - их тоже следует устранить до скрытия последующими работами…».

Заказчик – эксперту: «…Калькуляция стоимости устранения выявленных экспертами отклонений от требований норм и правил исчисляется несколькими миллионами рублей. Подрядная организация своими силами выполнить эту работу не может, так же, как и оплатить работу третьих лиц, поскольку не располагает на своем счету достаточными средствами. При этом вызывает сомнение выбор экспертами категории дефекта в соответствии с "Классификатором основных видов дефектов в строительстве и промышленности строительных материалов" (утвержден Главной инспекцией Госархстройнадзора России 17 ноября1993 года – С. С.).…».

____________________________

Странное ощущение возникает при прочтении такой переписки, согласитесь: как будто эксперт воюет на два фронта разом. Вызывает сожаление, что в оценке заключения мы не увидели участия юристов, специалистов в сфере строительного права, для которых работа экспертов и должна являться инструментом достижения поставленных задач: При анализе становится ясно, что данная работа исполнялась в формате «экспертной поддержки одной из сторон в разбирательстве» (expert testimony). Видимо в соответствии с этим, исходя из поставленных перед ними вопросов, экспертами в заключение не было включено НИЧЕГО из того, что помогало бы исполнителям/подрядчикам избежать ответственности или ее, ответственность, минимизировать. Похоже, именно этим и был определен состав и объем отчета. Заказчик, фактически, потребовал дополнения выводов экспертизы по правилам «проведения независимой экспертизы по установлению фактических обстоятельств дела» (neutral expert fact-finding). В такой ситуации заказчику, до принятия соответствующего решения, следует воздержаться от совершения каких либо действий основанных на результатах работы экспертов, поскольку, если ими будет переформатировано заключение с expert testimony на neutral expert fact-finding, - это, в безусловном порядке, приведет к иным выводам.

Сократ, как передают, разумно и мудро говорил, что сердца людей должны бы быть открыты и иметь окна, чтобы чувства их были не сокровенны, а всем очевидны. Однако же, раз это устроено не так, людям невозможно судить о качестве глубоко сокрытых познаний в том или ином мастерстве. И если мастера сами ручаются за свою опытность, то, не обладая ни большим состоянием, ни давнишнею славою своих мастерских или же не пользуясь ни популярностью, ни красноречием, они не могут иметь сообразного с их рвением к работе влияния, так чтобы им доверяли в знании того, что они объявляют своим занятием.

_____________________________

Инвестор в описываемом случае столкнулся с дилеммой: с одной стороны на его столе заключение экспертной организации, с другой – доклады сотрудников, в которых через строчку проскальзывает сомнение в обоснованности позиции эксперта. Как поступить?

В славном и великом греческом городе Эфесе издавна установлен, как говорят[1], строгий, но вполне справедливый закон: архитектор, берущийся за выполнение государственной работы, должен объявить, во что она обойдется. После утверждения должностными лицами сметы, в обеспечение издержек берется в залог его имущество до тех пор, пока работа не будет выполнена. Если по окончании ее окажется, что расходы соответствуют объявленным, то он награждается особым постановлением и другими знаками почета. Также если перерасходы превысят смету не более чем на четверть ее, то они выплачиваются из государственной казны, и никакого наказания он за это не несет. Но если потребуется издержать свыше этой четверти на работу, то средства на ее окончание берутся из его собственного имущества.

            Статья началась с рассказа о том, что при строительстве предприятия по выпуску строительных материалов, на этапе освоения подрядчиком пятого десятка миллионов рублей, у инвестора появились сомнения в обоснованности отчетов об освоении выделенных средств. Была назначена экспертиза. Выводы экспертов были однозначны – объект возводится с вопиющим перерасходом денежных средств. Необоснованное завышение себестоимости строительства привело к пятидесяти процентному превышению сметного лимита. Инвестор, при работе с заключением экспертов, столкнулся с дилеммой: с одной стороны на его столе заключение экспертной организации, с другой – доклады собственных сотрудников, в которых через строчку проскальзывает сомнение в обоснованности позиции экспертов. Что бы понять, почему службы заказчика-застройщика приняли экспертизу «в штыки» потребовалось отдельное разбирательство с дирекцией строящегося предприятия, финансовой службой и юридическим подразделением холдинга, в который входит объект экспертизы.

            Затронем тему формирования цены строительства. Современная система нормативов в строительстве, если говорить о ценообразовании, содержит в себе большое количество разного уровня документов: ТЭСНиЕР (территориальные элементные сметные нормы и единичные расценки на строительные работы), ТЕР (территориальные единичные расценки), ФЕР (федеральные единичные расценки), ГЭСН (государственные элементные сметные нормы), МДС (методические указания/рекомендации по определению стоимости строительной продукции на территории РФ), список этим не исчерпывается. Все они являются рекомендуемыми. Это означает, что их применение (или неприменение) регулируется исключительно договором: Индексы стоимости строительно-монтажных работ, по заработной плате, на работу строительно-дорожных машин и автотранспорта являются усредненной величиной, дают общее представление о динамике изменения цен и могут быть использованы на конкретном объекте только по взаимному согласию Заказчика и Подрядчика. Соответственно, возмещение разницы между фактической стоимостью материалов и эксплуатации строительных машин, исчисленной по нормам и проекту на выполненный в соответствующем периоде объем работ, и их стоимостью, определенной соответствующими индексами, производится Заказчиком по расчетам Подрядчика, подтвержденными платежными документами. Механизм этого, тоже предписывается заключенным договором.

            Вернемся к проблемам инвестора, заказавшего экспертизу. Договора с подрядными организациями (их было одиннадцать различных юридических лиц) подразумевали некую промежуточную между базисно-индексным и ресурсным методами систему исчисления стоимости единицы строительной продукции. В результате того, как это фактически воплощалось в жизнь, при гидроизоляционных работах в здании, инвестор оплачивал как выполненное в полном объеме, в текущих рыночных ценах, использование катков дорожных самоходных 13-тонных, щеток дорожных навесных с трактором, автогрейдеров и автогудронаторов на 7000 (семь тысяч) литров! Восклицательный знак – это к перечисленной технике, имея в виду, что, в приведенном случае, подрядчик гидоизолировал меньше одного кубического метра конструкции. Мало этого: он предъявил к оплате готовую гидроизоляцию и, в том же акте, повторно, указал стоимость приготовления этого материала как дополнительную работу. Соответственно, итоговая цена превысила допустимый уровень в несколько раз.

            Совокупность «вольностей» подрядчиков, а их, нарушений, больших и маленьких, установлено экспертизой более ста эпизодов, привели к ситуации показанной на диаграммах. Акт на разработку грунта взят как типичный пример, судите сами: при устройстве железобетонных фундаментов было переплачено 52% денежных средств, кладке стен кирпичных внутренних – 39%, гидроизоляции стен фундаментов – 73%. И так далее.

            Тут становится понятно, почему службы заказчика не приняли заключение экспертной организации добровольно: без прямого участия сотрудников дирекции строящегося предприятия, у недобросовестных подрядчиков, не получилось бы незаконное (неосновательное, как говорят юристы) обогащение в таком огромном размере, как бы они этого не желали. Любой акт, являющийся обоснованием для перечисления денежных средств, по своей структуре, является двухсторонним, это как минимум. Т. е., ни какие деньги, ни к какому подрядчику не попадут до тех пор, пока в требуемых документах не будет стоять нужное количество подписей уполномоченных сотрудников служб заказчика.

            Рассказ об этом деле мы начали с упоминания слов Фрэнсиса Бэкона: в своей «Естественной истории» он ссылается на общераспространенную веру, что смазывание оружия, причинившего рану, излечивает саму рану. В нашем случае оказалось не так: разобравшись в том, что выявила экспертиза и как на это среагировали его сотрудники, инвестор принял адекватное обстоятельствам решение.

            _____________________________

Если упомянутый нами закон был бы установлен сейчас и не только для государственных, но и для частных построек! «Это прекратило бы безнаказанную наглость невежд, а заниматься архитектурой, без сомнения, стали бы люди предусмотрительные, постигшие всю глубину знаний: домохозяева не вводились бы в безграничные и безумные расходы, доводящие их до полной потери состояния, а сами архитекторы в страхе перед наказанием принуждены были бы действовать осмотрительнее в составлении подсчетов издержек, благодаря чему домохозяева строили бы здания за положенную или только слегка превышающую ее цену. Ибо кто может отпустить на работу четыреста тысяч, те, если приходится добавить еще лишнюю сотню тысяч, утешаются надеждой видеть работу доведенной до совершенства; кто же отягощается увеличением расходов на наполовину или даже больше, те, потеряв надежду и напрасно потратившись, бывают принуждены бросить ее, впадая в разорение и в отчаяние».[2] … Этим словам четыреста пятьдесят лет, но как они современно звучат, …к сожалению.


 

[1]Даниеле Барбаро Комментарий к Витрувию. Книга десятая. вст.,1.

[2] Там же. вст.,2.

 

 

 

 

Степанов С.Н., ASN Expert Group©

 

 

117246, Москва, Научный проезд, д. 10 

Тел./факс  +7 (495) 230-84-94  

e-mail: mail@asnorg.org 

    

 

© ЭЦ "Академстройнаука". Все права защищены    

 

На главную